facebook-logo  twitter logo  odnokl-logo  youtube logo  logo-insta  vk logo
logo gmi-ru

e-gov-ru-banner

  • MYD Production

    MYD-logo-bl-sm

  • Официальный сайт Президента РК

    banner7

  • Министерство культуры и спорта РК

    min-kult

  • Новости Министерства культуры и спорта РК

    min-kult

  • Акимат г. Алматы

    akimat-almaty

Шалабаева Гульмира Кенжеболатовна,
Заслуженный деятель РК,
доктор философских наук, профессор,
директор ГМИ РК им. А. Кастеева

«ЦВЕТУЩИЕ САДЫ И ЗНОЙНОЕ ЛЕТО…»
К ВОПРОСУ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ТВОРЧЕСКОГО МЕТОДА

В статье-эссе рассматривается и сопоставляется творчество двух современных казахстанских художников: Досбола Касымова и Нуржана Меиргожина. Отмечается присущий им интерес к истории и в то же время желание зафиксировать приметы стремительно меняющейся современности, прекрасное знание достижений европейской живописи, а также тяга к отображению повседневной жизни человека. Все это, кстати, составляет черты сюжетной, тематической и образно-эмоциональной живописи многих художников Казахстана, работающих в русле реалистического жанра. Полное непосредственности и свежести, творчество рассматриваемых художников, зачастую пленяет своей эскизностью, отсутствием подготовительного рисунка и напоминает влияние импрессионистов на все последующие поколения художников практически всего мира. Уроки импрессионистов, их достижения оказали огромное влияние на многих реалистов и часто их приемы читаются в современных полотнах.

Общее кредо Досбола и Нуржана – любовь к казахской культуре, приверженность к реалистическому жанру в искусстве. При этом сквозь ткань и плоть привнесённых изобразительных приёмов проступает неповторимый строй колоритной национальной души.

Досбол Касымов и Меиржан Нургожин – коллеги, современники, друзья – два человека, две разных судьбы. Объединяют их общие устремления, похожее мироощущение, один взгляд на мир и на искусство, близкая манера письма, схожесть характеров. Недаром, они не просто коллеги по творчеству, но и друзья по жизни.

И Досбол, и Меиржан относятся к когорте художников, которых безоговорочно можно причислить к последователям классической школы реализма в искусстве. Оба входят в одну неформальную творческую группу «Издер», объединяющую учеников и последователей их любимого наставника – Жумакына Кайрамбаева. При всем при этом, надо понимать: в жизни ничего не может быть абсолютно одинакового, тем более, не может быть одинаковых людей, одинакового творчества, если оно оригинально. И все-таки я позволю себе объединить рассказ об их творчестве в единый дискурс. Анализ их творчества будет вестись вперемежку. Он, конечно, не исчерпывается рамками данной статьи. А начну я его с рассказа о Досболе, в виду того, что он раньше вошел в профессию, чуть мудрее и опытнее, мы раньше начали совместно работать над творческими проектами.

Досбол родился в маленьком городке на берегу озера Бурабай. Зимы там холодные, с метелями и сильными морозами. Лето – свежее и прохладное, а осень с проливными дождями и душистым ароматом хвои. У мамы Досбола, по его признанию, были золотые руки и абсолютный вкус, она шила одежду, ткала ковры, вышивала и создавала красивые кураки. Отец был неординарным человеком: открытым, эрудированным, большим тружеником и неисправимым оптимистом. У него была мечта, чтобы в суровом краю севера Казахстана цвели яблони и груши. И он воплотил в жизнь эту мечту, оставив после себя сотни гектаров плодовых садов. Досбол очень этим гордится и в память об отце к его 100-летию, вместе со своим братом, выпустил книгу о жизни и работе отца с его дневниковыми записями, фотографиями, собственными воспоминаниями и рассказами его друзей. Книга получилась объемная и красивая. У Досбола особое, трепетное отношение к книгам и книгоизданию, видимо, сказываются годы работы в издательстве «Онер». Создать книгу, собрать ее в хороший, грамотный макет, сделать не избитый, современный дизайн и в результате многих усилий не одного человека получить готовый, ощутимый экземпляр творческих мук и исканий – это ни с чем несравнимое удовольствие и радость.

Творчество Д. Касымова удивительно разнопланово и разносторонне: помимо того, что он талантливый живописец, за произведениями которого идет самая настоящая охота, он работает и как книжный иллюстратор, креативный арт-дизайнер, выпустивший немало прекрасных художественных альбомов и книг, создавший для крупных национальных компаний их бренд, стиль и имидж. Среди книг в особом ряду стоит книга Пауло Коэльо «Захир», с которым Досбол Максутович общался лично во время приезда писателя в Алматы. Работать с «Захиром» было нелегко. Пауло – писатель мирового уровня, издаваемый практически во всем мире, на многих языках. Досболу хотелось показать, что казахстанцы, не уступают в своем творческом потенциале никакой другой стране. Он привлек к работе Ералы Оспанулы. Вместе они работали над иллюстрациями. По признанию Досбола, это был период счастья. Так сложилось, что они быстро нашли общий язык, обложились литературой, ставили невообразимо сложную музыку. В общем, пытались создать нужную атмосферу. И, пребывая на одной волне, делали иллюстрации. Пауло, получив на руки казахский экземпляр книги, а роман выходил и в других странах, произнес: «Это лучшее, что я видел». Действие романа происходит в основном на нашей земле, наверное, поэтому иллюстрации оказались самыми информативными, внутренне оправданными и органичными для ткани романа, а также сложно исполненными технически. Работа длилась, в целом, около двух месяцев. Данная книга была признана одним из лучших изданий в странах СНГ. По свидетельству Джамбулата Жакиевича Сарсенова, заместителя председателя «Казэнерджи», компании, которая принимала знаменитого гостя в Казахстане, Досбол послужил прототипом одного из главных героев.

Во время работы в издательстве «Жалын» из-под пера Досбола выходили иллюстрации художественной детской литературы, серия плакатов «Обычаи и традиции казахского народа». В его творческом архиве – выпуск общественно-значимых, политических книг: «Нурсултан Назарбаев. В сердце Евразии», «XXI век: мировая элита о Н. Назарбаеве», «Нурсултан Назарбаев: стратегия независимости». В особом ряду – работа над художественными альбомами – «Грани реализма», «Космос казахского орнамента», «Изобразительное искусство Казахстана на рубеже веков» галереи «Оyu». Благодаря ему достойным изданием стала монография Шалабаевой Г. о выдающемся художнике-графике Казахстана – «Е. Сидоркин. Онтология художественного метода». В этом году Досбол Максутович руководил работой по составлению и дизайну юбилейного альбома Государственного музея искусств РК им. А. Кастеева, посвященного 80-летию музея. Также ему принадлежит авторство оформления лед-экрана с выходными данными музея. Ведь до сих пор у музея не было собственной вывески, выходящей на улицу.

Досбол – автор оригинального логотипа и фирменного стиля ассоциации KAZENERGY, САМРУК. Им разработан дизайн и имиджевая продукция для АО Казмунайгаз, КазРосгаз, Казмортрансфлот, Национальный инновационный фонд. Касымов – автор торговой марки ADIL; разработчик логотипа и фирменного стиля «Национальный банк Республики Казахстан»; автор логотипа и фирменного стиля «Центрально-азиатский банк содействия и развития», а также ЭКСИМБАНКА. Автор дизайна юбилейного комплекта золотых и серебряных монет «Абай» (Австрийский монетный двор), создатель логотипа «Самрук-Казына», а также юбилейного логотипа музея им. А. Кастеева. Им выполнена серия портретов «Выдающиеся личности Казахстана». Создавая календари для компании KAZENERGY, Досбол писал небольшие картины, в которых главным персонажем был символ логотипа компании – казахская юрта. Каждый новый месяц решался в духе и манере того или иного мирового художника. Так появились юрты в духе да Винчи, Пикассо, Дали и многих других. Этот удивительно необычный и креативный проект длится уже второй год, а компания является собственником миниатюрных творений Касымова.В этом году серию этих картин художественная галерея Oyu представила в музейном проекте Art & Fact.

dosbol 4Необычный, остроумный авторский подход к раскрытию темы ярко проявился в работе «Алма-Ата», которая впервые была написана к проекту художественной галереи Oyu и одноименному музыкальном фестивалю – «Алма-Ата – моя первая любовь». Картина представляет собой буквальную интерпретацию названия города – «дедушка яблок» и изображает старца, везущего за собой на тележке огромное, гипертрофированное в своих размерах яблоко – апорт. Яблоко налитое, спелое и красивое, как сама Алма-Ата. Картина сразу приобрела популярность, автору пришлось делать несколько авторских повторений, при этом менялись детали, времена года, но оставалась идея, так тронувшая сердца алмаатинцев: колоритный старик, тянущий за собой на тележке огромный апорт – символ Алматы.

Было время, когда Досбол занимался монументальной росписью, создавал мозаики, барельефы. Так, например, им выполнена фресковая роспись санатория «Бурабай». В общем, помимо живописи, художник много и увлеченно работает над самыми разнообразными проектами, в разных жанрах, стилях, техниках. И всегда, оставаясь в душе перфекционистом, стремится добиться лучшего результата. Но при всем разнообразии интересов, умений и увлечений, главной страстью мастера, конечно, остается – живопись.

Досбол Максутович часто обращается в своем творчестве к древней истории, традиционным dosbol 3истокам, фольклорным мотивам. Первой картиной сразу обратившей на себя внимание ценителей живописи и заставившей говорить об ее авторе, стала картина «Тан» (Утро). Прекрасная девушка на белом коне, сквозь время и пространство, мчится в космосе мироздания. Быстра, легка и грациозна, в белесовато-розовом облаке ветра и пыли, поднимающейся из под копыт скакуна, она парит в воздухе, как мимолетное предрассветное утро. Эту картину в дальнейшем неоднократно копировали неизвестные авторы, причем весьма неуклюже. Досбол на чужие копии своих картин (впоследствии еще копировали его картину «Культегин») смотрит по-философски: спокойно и без агрессии. Единственное, что его беспокоит: чтобы люди не думали, что он сам делает такие слабые копии.

dosbol 5Своего рода прорывом в творчестве Досбола стало полотно «Культегин» – мощное и зрелое, как по замыслу, так и по воплощению. Созданию этого высокохудожественного полотна предшествовали мучительные творческие поиски и раздумья. Оно почти монохромное, никаких всполохов, строгое, лаконичное по цвету: все оттенки серебристо-серого, фон – зыбкий туман. Герой картины – историческая личность, древний полководец, бесстрашный воин словно выплывает из глубины веков и предстает перед зрителем во всем блеске своего воинского облачения. Тусклый свет отражают тяжелые доспехи, сам полководец – мрачен и сосредоточен, твердая линия рта и волевого подбородка, широкие скулы и жесткий взгляд выдают в нем сильного и неукротимого, жестокого и несокрушимого предводителя. Даже конь выписан так, чтобы подчеркнуть мощь и энергию, которые переливаются через край холста. Эту картину автор переписывал несколько раз, один из вариантов сейчас украшает здание Ак Орды. Полотно, достойное музея: так хотелось бы, чтобы его могли видеть не только избранные, но и иностранные гости и жители страны. Ведь это наша древняя история, визуализированная в художественном образе и пока малознакомая широкой публике. Правда, Досбол, по его признанию, писать авторские реплики больше не намерен. Слишком много душевных сил уходит на повтор, а результат неоднозначен (художники знают, что повтор зачастую получается хуже оригинала). Да и не сторонник он тиражировать свои работы. Делает это с большой неохотой и под большим давлением. Молодые художники часто эксплуатируют найденный Досболом образ в своих работах, вплоть до композиции, позы всадника и т.д. Но, если вы увидите подобные работы, знайте, что источником послужила именно эта работа Касымова.

Динамичны и полисемантичны, полны внутренней энергии и силы герои картин «Уштогус» («Три стихии»), «Ак жол» («Светлый путь»), «Кенесары». Художник черпает в фольклорных мифологемах, в героическом прошлом народа творческую и поэтическую энергетику, видя в них подлинный предмет искусства. Происходит синтез, когда один поэтический вымысел слагается с другим художественным вымыслом, один вид искусства переплетается с другим видом искусства. Большое место в творчестве занимает психология человеческих чувств и взаимоотношений – «Лунная ночь», «Встреча», «Материнство» и др. Полотна пронизаны романтикой и лиризмом.

Творчество Досбола Касымова наполнено искренним желанием видеть и воспевать красоту и ценность жизни, улавливать оттенки и нюансы чувств, настроений, любви, отсюда светлая и ясная гармония красок, света и цвета, теплое обаяние его картин. Досбол Касымов обладает особой, тонкой восприимчивостью к очарованию зримого образа. Он передает идеи гармонии человека и природы реалистически, в узнаваемых формах окружающего нас мира. Так в картине «Двое» на высокой звенящей ноте общечеловеческих, гуманистических понятий звучит тема любви. Мы видим: образная метафорика реализма лежит в плоскости предметно-зрительной, материальной, она не может быть идеально неосязаемой, но ей доступна символичность. 

Отвлекаясь от анализа творчества Д. Касымова, хотелось бы внести свое слово в полемику dosbol 1между поклонниками реализма и сторонниками «актуального искусства». Что касается реалистического метода и культуры прошлого, то действительно, здесь имеют место переосмысления, заимствования, эксплуатация ранее выбранных форм. Я не вижу в этом ничего крамольного, это закономерный, исторически обусловленный процесс. Как писал Ж. Бодрийар о современной культуре: «Мы обречены переигрывать все сценарии именно потому, что они уже были однажды разыграны – все равно реально или потенциально… Мы живем среди бесчисленных репродукций, идеалов, фантазий, образов и мечтаний, оригиналы которых остались позади нас».

Реалистический метод – это высшая школа профессионализма художника, знание техники и мастерство рисунка. Считается, что у состоявшегося художника должен быть свой стиль, тогда его картины можно узнать по мазку. Картины Д. Касымова узнаваемы и различимы, оригинальны и самобытны. С точки зрения стиля его работы имеют нечто общее с импрессионизмом, в них есть два особенных признака: свежесть живописной поверхности и любовь к солнечному свету. Именно эти параметры отвечают творческому методу другого художника – Меиржана Нургожина.

Высоко ценя импрессионистов, Досбол и Меиржан восприняли от них, на мой взгляд, то главное, что можно уловить внутренним чутьем, интуицией художника – узаконенную импрессионизмом ценность мгновенного ощущения. Для обоих авторов импрессионизм важен не столько как художественный метод, сколько как основа миропонимания, как синоним живописности.

Сегодня изобразительное искусство Казахстана выполняет созидательную роль в сохранении казахской культуры как уникального цивилизационного космоса, в самоидентификации нации. Именно в этом мне видится роль и значение обращения художников к этнографии, древним мифам и легендам, атрибутике традиционной культуры. Через свое творение автор, с одной стороны просвещает, с другой – актуализирует интерес к истории и культуре народа, передает собственное отношение к мирозданию. Художественные полотна проявляют восторженный взгляд художника на мир, полный тайн. Показательны в этом плане полотна Касымова «Возвращение», «Умай», «Коркыт».
Досбол – мастер одного из труднейших жанров: портрета – «Ромашки», «Портрет Антонио Корби», «Портрет Гульмиры Шалабаевой», «Ботагоз» и др. Замечательны детские портреты «Айсулу», «В саду», «Новый год» (Портрет сына), «Девочка с куклой», которые привлекают художника милой непосредственностью и эмоциональностью персонажей, искренностью проявлений чувств.

Отдельной главой стоит галерея женских образов, наделенных неодолимой чувственной притягательностью – это такие картины, как «Фатима», «Девушка с золотым поясом», «У воды», «Увидеть Париж…». В этих работах художник открывает то неповторимое и характерное, что таит в себе природа женщины.

Познание мира маленького человека начинается, пожалуй, с постижения самых простых реалий бытия: улыбки и голоса мамы, вкуса молока, первых ярких игрушек-погремушек. Затем по мере роста – это уже первые попытки передвигаться ползком, затем первые шаги и проба всех вещей на зуб. Но, наверное, первейший акт творческого самовыражения – это когда ребенок берет в руки карандаш и бумагу. Вначале, это скорее хаотичное нагромождение красок и линий, кружочков и крестиков, затем вполне осознанное желание нарисовать что-то знакомое, похожее и возможно, даже красивое. Именно такими любопытными и творчески активными мальчишками росли Досбол и Меиржан. Досбол помнит свою самую первую картинку: лошадку с маленьким всадником. А Меиржан, начиная с 3 лет, после какого-нибудь яркого события или просто по приходу домой, начинал с порога требовать: «Қағаз, қарындаш»! Маленькому творцу нестерпимо, немедленно требовалось излить свои впечатления и эмоции на листе бумаги. Родители обоих мальчишек относились к этому вполне спокойно и даже с юмором, тогда еще никто не задумывался о том, что человек уже избрал свою судьбу и свой путь в жизни. Вот так: раз и навсегда, прямо с детства. Правда, у Меиржана уже потом, во взрослой жизни будут и некоторые сомнения в правильности избранного пути, и некоторые отходы в сторону, но, главная любовь в жизни – живопись, все равно, в конечном счете, одержит победу и отодвинет все остальное на задний план.

meirzhan 1Может поэтому одна из излюбленных тем в творчестве Касымова и Нургожина– детство, детские образы. Тема детства раскрывается в их произведениях, с присущей им психологической тонкостью и человеческой теплотой. Обаятельны и проникновенны их образы. Созданное на одном дыхании небольшое полотно Касымова «Девочка и тазы» по силе эмоционального воздействия стоит, наверное, на одном уровне с картиной Серова «Девочка с персиками»: в памяти всплывают очаровательные детские портреты Сезанна, хотя они, конечно, совсем другие по сюжетам. На небольшой по формату картине изображена не просто красивая девочка и редкая исчезающая порода степных борзых – тазы. Лицо девочки озарено ликующим приятием всей полноты жизни и вместе с тем озорным любопытством ко всему сущему. Поза, поворот головы, умные глаза собаки говорят о том, как внимательно и настороженно она охраняет доверчивое маленькое существо. Так бытовой сюжет с национальным колоритом приобретает и общечеловеческий характер и художественную значимость.

В детстве Меиржан мог рисовать часами, однажды ему привелось ехать долго на поезде с родителями. Взрослые видели в окно довольно однообразный, казахстанский, степной пейзаж, зато ребенок улавливал легкие переливы света и тени, редкие деревца и кустики, колышущийся ковыль и скромные степные цветочки, иногда пасущийся привольно скот. По приезду мальчик начинал рисовать эти пейзажи, солнце, степь, траву и речки. Его первая учительница по рисованию собирала его рисунки, понимая, что это не просто милые детские рисунки, что за жаждой рисования стоит нечто более серьезное – юное дарование. Она видела это глазом профессионала, тонкого психолога и педагога. Собрав его рисунки, отправила на детский конкурс в Алма-Ату, где на них обратили внимание и они даже попали в телепередачу. Наверное, это было первое признание, как для самого маленького творца, так и для его родителей.
Несмотря на то, что Меиржан не учился в художественной школе, в 15 лет он решил поступать в художественное училище. Не спал ночами, штудировал учебники, но добился поставленной цели – поступил, затем были годы плодотворной, интересной для жаждущего знаний юноши учебы, которая продолжилась в Академии искусств им. Т. Жургенова. В сложные 1990-е годы Меиржан ушел в другую область, получил второе образование – диплом юриста и, казалось, навсегда отошел от творчества. Однако, любовь к искусству и желание творить победило. Руководитель по Академии Жургенова педагог и живописец Ж. Кайрамбаев пригласил Меиржана участвовать в коллективной выставке, посвященной его 50-летию. Собралась сильная команда учеников, среди которых Досбол Касымов, Талгат Тлеужанов, Омирбек Жубаниязов и др. Это был период долгих творческих разговоров, споров и бесед, подготовительной работы. Затем громкая выставка в Государственном музее искусств им. А.Кастеева. Картина, которую написал Меиржан, была куплена с выставки. С тех пор он уже из профессии не уходил…

Но вернемся к началу пути. Дипломная работа «Беседа», также как и в детстве, удостоилась внимания журналистов-телевизионщиков и ее показали в программе телеканала «Казахстан-1». На картине три персонажа и два главных героя. Персонажи – это двое мальчиков, сидящих на коне и старец, повстречавшийся им на пути. Между ними идет плавная беседа. А герои – это детство, олицетворение начала жизненного пути и старость, олицетворение опыта и мудрости прожитой жизни. О чем может быть эта беседа? Возможно, об обычных жизненных делах, вопросы и ответы, но, главное не в этом, не в теме разговора, а в том, что через простые, обычные фразы как раз и передается опыт, дети начинают постигать ценность и смысл жизни. Работа философская, это не просто пейзаж, рисующий красоту природы, хотя и в самой природе всегда заложен художником определенный посыл, идея, смысл жизни. Картина заставляет задуматься о скоротечности жизни, о переходе человека по этапам жизненного пути: от детства, отрочества к зрелости и старости. Здесь важен вдумчивый диалог персонажей друг с другом и художника со зрителем.
Изящество живописной манеры Меиржана и особый композиционный строй его полотен позволили ему довольно быстро завоевать признание. Меиржан, как и Досбол, приверженец реалистического метода в живописи, все его думы и картины – это впечатления и память детства, это юношеские порывы чувств, это зрелые размышления о смысле бытия. Как просто говорит художник: «Я рисую то, что видел в жизни». Никаких заумных речей, позирования в роли философствующего эстета и непонятого гения, никакого эпатажа и эксцентричных выходок, никаких эвфемизмов и трансцендентных абстракций…

По работам Меиржана чувствуется, что рисуемые им картины мира и природы идут изнутри, из души, из памяти, что все то, что он рисует ему знакомо не по открыточным видам для туристов, они родом из детства. Все летние каникулы мальчиком он проводил у своих родственников-чабанов в ауле и на пастбищах. Отсюда и глубинный народный колорит, национальная ментальность, которой пропитана каждая его сюжетная картина, даже лишенная бытовых деталей.

Как известно, особая любовь казаха – это, конечно, кони. Они присутствуют во многих картинах Меиржана и Досбола. Это прекрасное, совершенное и грациозное животное воспето не одним поколением мировых художников. Ну, а казах-кочевник с малолетства был слит с конем. Бытовал даже обычай: в годик малыша, еще толком даже не научившегося ходить, сажали на коня и водили по аулу из юрты в юрту, дабы оповестить всех, что на свет явился джигит. Хозяева одаривали малыша подарками и напутствиями здоровья, долгой жизни и богатырской силы, может даже воинской славы.

Досбол и Меиржан не ограничивают себя определенной тематикой, им интересны как исторические, батальные сцены, так и бытовые зарисовки; как степные и горные, так и городские пейзажи; как романтически-лирические сюжеты, так и натюрморты. Но особняком в их творчестве стоит тема детства. Изображение целой галереи детских образов составляет, пожалуй, одну из привлекательных сторон искусства Меиржана. Вообще, тема детства априори трогает душевные струны. Художники умеют уловить и передать искру детской искренности и непосредственности, любопытства в познании мира и беззаботности.

Первая картина, которую я увидела у Меиржана на эту тему, произвела особое впечатление. Совершенно простой сюжет: два мальчика посреди степи пристально и пытливо всматриваются в небо, смешно щурясь от яркого солнечного света. Картина называется «Самолет, самолет…». Для них, аульных мальчишек, не особо избалованных яркими и разнообразными событиями жизни – это настоящее чудо: высоколетящий прекрасный серебристый самолет, маленькой точкой пролетающий в бескрайнем небе. Весь пейзаж, вся картина залита солнечным светом, вместе с тем есть разнообразные оттенки цветов близкого спектра. Свет, солнце, мгновенное впечатление, настроение, ожидание чуда – все передано на картине. Фон нейтрален почти как в произведениях караваджистов. Эта картина, на мой взгляд, подлинный шедевр, емко концентрирует поэтические и стилистические особенности творчества еще молодого мастера.

Другая, похожая по настроению и персонажам картина: «Солнечный дождь» или как мы еще его называем – «слепой» дождь. Главные герои, опять же мальчишки, ликуют и наслаждаются чудом теплого дождя в солнечный день. С потрясающей силой передано ощущение знойного послеполуденного солнца, исходящих от раскаленной земли отсветов. Обилие солнца на этих картинах превращает желтый цвет в золотой, но никакой напыщенности, фальши, кокетства и заигрывания со зрителем нет. Творческой манере Нургожина характерно использование сильного потока солнечного света, который пластически выделяет выразительные фигуры персонажей.

Сценки детства: мальчик и девочка насобирали упавшие яблоки в саду, вот она на минутку присела на скамейке, а братишка в это время с удовольствием ест спелое яблоко. Почти те же персонажи, но уже в степи, недалеко от юрты, т.к. на земле лежит снятое с коня седло, и мальчик сидит на нем, явно воображая себя лихим всадником. Рядом – огромный, верный пес-алабай – спокойный, умный и невозмутимый. Девочка, скорее всего сестра, терпеливо ждет пока наиграется братишка. Ярко-красная рубашка мальчика и то, что он изображен в центре композиции, в то время, как девочка и собака оказались сбоку от него, делает его главным героем картины. Мы видим мечту мальчика, воплощенную в этом красиво и богато инкрустированном седле, которое ему еще великовато, но пройдут годы и он станет достойным всадником и мужчиной. На другой картине – два малыша примерно 5 и 7 лет. Эти герои воображают себя уже не всадниками, но воинами и одеты под стать, и в руках почти настоящее оружие, да и в лицах ощущение осознания важности момента. Вот еще одна чудесная сценка: уже подросшие герои, те же мальчик и девочка из картины «Вкус лета», но теперь им по 12-13 лет. Мальчишка счастливо и весело смеется, раскачиваясь на импровизированной качеле, состоящей из подвешенной крепкой веревки. Чтобы качаться на таких качелях необходима сноровка. Он парит в воздухе, фон – зыбкое марево, передающее чувство солнца и звенящего чистого воздуха. Здесь главная героиня – девочка, что опять же подчеркнуто ярким красным платьем, пятно, невольно приковывающее внимание. Тень, падающая от героини подсказывает, что солнце стоит в зените, и она остановилась и замерла буквально на минуту – снова impression...

Картин, эскизов на тему детства у Меиржана немало, и все они насквозь пропитаны трепетной любовью к детям и миру детства, с его милыми атрибутами: собаками и козликами, яблоками и игрушками. Символична картина «На охоту»: мальчик постарше и маленькая девочка сидят на заборе, на котором для сушки вывешена корпешка. Они воображают себя сидящими на скакуне, у мальчика в руках огромный, взрослый лук, ведь он воин и охотник, защищающий свою сестренку. Дети изображены на фоне уходящего за горизонт огромного круга еще не остывшего, раскаленного солнца. Яркая, узорчатая корпешка, перья филина – уки на чудесной шапочке малышки, любопытно озирающейся по сторонам, повествует нам о безоблачном и счастливом детстве. Вспоминаются традиции радостной и праздничной живописи итальянского барокко, привлекающей взгляд сиянием ярких цветовых пятен. Глядя на подобные работы невозможно остаться равнодушным.

Меиржану хорошо удаются нежные, романтичные образы прелестных юных дев. Правда, таких работ в творческом багаже пока не так много. Одна из них – «Яблоки». На берегу озера, в яблоневом саду сидит, заплетая косы, девушка в белом платье, возможно, она только вышла из воды и собирает свои длинные, роскошные волосы. От образа веет чистотой и невинностью, красотой и грациозностью, но по подолу разбросаны спелые красные яблоки и мы понимаем мысль автора, что красота преходяща, а впереди жизнь, полная соблазнов и перипетий. Меиржан и Досбол часто изображают сцены, полные трогательной поэзии и нежного лирического настроения.

Особняком для меня стоит работа Меиржана, которую мне хотелось бы выделить. Это картина, которая была написана специально к проекту «Космос казахского орнамента» и вошла в одноименный художественный альбом. Техника, в которой выполнена эта работа, не характерна творческому методу художника. Она целиком сплетена из орнаментов и сложных узоров по принципу пуантилизма, когда в хаосе точек начинают проглядывать определенные образы и фигуры. Картина решена в ярком, красно-кирпичном, терракотовом колорите, так характерном для декоративно-прикладного народного искусства. Картина – подобие пестрого ковра и рябящей в глазах мозаики, но при более пристальном взгляде можно рассмотреть сквозь изгибы узоров, фигуру мужчины в скифском головном уборе и фигуру молодой женщины, держащей на руках младенца. При рассмотрении плетения узоров можно также отыскать еще одну загадку: в них прочитывается логотип галереи «Oyu», который оказался вплетенным в ткань узора.

Отдельным разделом можно выделить городской пейзаж, как станковые картины, так и замечательные работы этюдного плана. Лично мне очень нравятся именно эти небольшие этюды. В них столько неподдельного чувства, жизни, мимолетно схваченного настроения, легкости мазка, воздуха, света и свежести! Многие из этих работ написаны в стиле импрессионизма, который, на мой взгляд, очень хорошо и органично ему удается. Это такие работы, как стамбульская серия городских пейзажей, работы «Астана», «Арыстан Баб кесенесі» и др. Городские пейзажи емко концентрируют поэтические и стилистические особенности творчества мастера. Художник не стремится в точности передать, зафиксировать документально вид города. Автор его порой подправляет, пуская в ход фантазию, свою к нему любовь и свободно трактуемые наблюдения. Главное – не столько узнаваемость внешнего вида, хотя и это есть, сколько изображение города как места жизни и общения людей. Так, сочетание света и цвета в картине «Астана», так же незабываемо, как найденные ясные пропорции между силуэтами зданий и небом над ними. Изображенные на картинах Меиржана архитектурные строения, конечно, вполне узнаваемы, но при этом все на картине, даже само освещение, пробуждает восхищение и ностальгию по прошлому. Такие работы, как «Театралка», «Аккушка», «Тан-Шолпан» и др. напрямую отсылают нас в 1970-е годы. 

В то же время, отдавая дань реалистическому методу, художник создает картины, тщательно прописанные, реалистически точно воспроизводящие фактуру и детали художественных образов. Это такие работы, как «Восточный принц», «Восточные двери». В этих полотнах тщательно выписаны орнамент и складки шелкового ковра, на котором восседает султан, реалистически передан матовый блеск богато орнаментированного бронзового кальяна и тяжелого серебряного подноса. Нервные руки с выступающими венами и задумчивое выражение лица героя выдают тревогу и озабоченность за судьбы государства, отрешенность от бытовой приземленности. Обилие эффектов, достойных изображения средневековых европейских художников в стиле барокко, придают картине торжественность, праздничность и помпезность. Фрагмент двери выписан с фотографической точностью. Подобный стиль так и называется – гиперреализм. И он также подвластен руке мастера. Каждая трещинка, ямка и дырка, тяжесть бронзовой ручки ощутимы настолько явственно, что кажется: протяни руку и ты дотронешься до двери. Воспитанный в духе полнокровного реализма, художник со временем пришел к свободной и непринужденной манере письма, позволявшей передавать мягко и метко схваченную позу и выражение лица.

Помимо этих тем, Меиржан пишет тихие, изящные сцены из жизни, в которых проявляет большую тонкость и мастерство неторопливого описания, умение блестяще использовать полутона. Психологизм, технические приемы не имеют самодовлеющего значения, автор сознательно не претендует на психологическую глубину, довольствуясь созданием волнующих образов в таких полотнах, как «Барымта», «У костра», «Знакомство», «Балықшылар». Но это пока, на данном этапе творчества, а что будет в дальнейшем, покажет время…

Сделав небольшой экскурс и анализ творческого метода Меиржана Нургожина, мы видим яркого и неоднозначного художника с широкой сферой приложения его творчества. Интересные ракурсы, пространственные сдвиги, мерцания и пульсации света и тени с их прихотливыми эффектами придают картинам соответствующее, нужное художнику, настроение. Меиржан, как и Досбол, – художник большого обаяния, создатель прелестных образов. Его картины – это миг остановившегося времени, солнечный блик, застывший на стене. Разнообразие тем, манер письма, твердая мастерская рука, внимательный и острый взгляд на мир, умение увидеть и вычленить из обыденного сущее – это ли не признак настоящего таланта? Мягкий и обаятельный, лирически настроенный человек, с сердцем, открытым к пониманию поэтичного и прекрасного. Его дарование несет все условия и возможности для того, чтобы уверенно стать прекрасным и крепким живописцем. И, хотя, по его мнению, он еще не написал своей главной и значимой, серьезной картины, я думаю, уже одной только своей картиной «Самолет, самолет…» он останется в истории казахской живописи. У Досбола в этом плане я бы особо выделила его этапную и масштабную по тематике и воплощению работу – «Культегин», хотя и другие картины стали в свое время открытием и полюбились зрителю. Это такие полотна, как «Кездесу», «Тан», «Косички» и любимая мною «Девочка и тазы».

Погружение в мир исторического прошлого и желание зафиксировать приметы стремительно меняющейся современности, знание и оглядка на достижения европейской классической культуры, тяга к отображению повседневной жизни человека – все это составляет черты сюжетной, тематической и образно-эмоциональной живописи многих художников Казахстана, работающих в русле реалистического направления. Полное непосредственности и свежести, творчество обоих художников, зачастую пленяет своей эскизностью, отсутствием подготовительного рисунка и напоминает влияние импрессионистов на все последующие поколения художников практически всего мира. Уроки импрессионистов, их достижения оказали огромное влияние на многих реалистов, и часто их приемы читаются в современных полотнах. 

Удивительно, но их объединяет даже то, что при всей востребованности их творчества среди поклонников, ни один из них еще не провел ни одной персональной выставки. Правда, Досбол экспонировал свои картины в совместной выставке с Нэлли Бубэ «Диалог» в художественной галерее «Оyu», которая была специально приурочена к присвоению им, по ходатайству галереи, звания Заслуженный деятель искусств от Министерства культуры. Вот как прокомментировал эту выставку сам Досбол: «В таком количестве мои картины собраны впервые. Может быть, это в силу моего характера или отношения к своему труду. Я считаю, что показать свои работы зрителям – это большая ответственность, поэтому всегда строго подхожу к выбору». И Досболу, и Меиржану сложно собрать достаточное количество работ для персональной выставки, так как они работают долго и кропотливо, а картины быстро расходятся по частным коллекциям. В процессе работы над картиной, Досбол часто переписывает отдельные фрагменты, не удовлетворяясь первоначально найденным решением. «Мир не нужно переворачивать, – считает Досбол, – он настолько прекрасен, что достаточно просто его отобразить, и то, если удастся». Его жизненное кредо: «Все сущее не имеет смысла, кроме родного дома, родных людей и искусства».

При этом художники с удовольствием участвовали в коллективных выставках и художественных проектах галереи «Oyu»: «Космос казахского орнамента» (2005), «Искусство натюрморта» (2009), «Галерея женских образов», «Алматы – моя первая любовь»… И со всех этих выставок их картины сразу уходили в частные коллекции.

Двух талантливых художников, друзей по жизни и ремеслу объединяет общее кредо – любовь к казахской культуре, приверженность к реалистическому направлению в искусстве. Им присущи высокий профессионализм, чувство красоты и гармонии, светлое и ясное мироощущение. Для Досбола и Меиржана особенно важно познание мира с позиций общечеловеческих принципов добра, любви и понимания. При этом каждый из них ярко самобытен и оригинален. В тонком соблюдении образных критериев сказывается врожденный художественный вкус, понимание законов Прекрасного. При этом сквозь ткань и плоть привнесенных изобразительных приемов проступает неповторимый строй колоритной национальной души.